Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Почему я живу у кришнаитов



В Сочи я познакомился с кришнаитами. Они сразу меня накормили и предложили ночлег. Меня, относящего себя к православной конфессии, приняли как родного человека.

Вообще, российская идея предполагает, что человек должен жить по принципу абсурда. Служить в армии, где его унижают и бьют, и при этом любить Родину. Ходить в православный храм, где ему никогда не помогут в житейских проблемах, и при этом считать себя православным. Потому что некую духовную (может быть даже воображаемую) субстанцию в виде патриотизма или принадлежности к великой религии русскому человеку преподносят как более важную, чем его простые насущные потребности.

Мне у кришнаитов тепло и уютно. И этим все сказано. Православные граждане сразу выстроют целую теорию о том, как при помощи тепла и уюта сатана прельщает мою душу и втягивает ее в кришнаизм. Их проблема в том, что этой религией меня тут совершенно не грузят. Мне делают простое человеческое добро.

Я не люблю попов. Но отказаться от православия я не могу. Это, видимо, в генах. И кришнаиты относятся к моим религиозным убеждениям по сути безразлично. Им все равно. А вот из православного храма, будь я кришнаитом, меня выгнали бы взашей. Православию надо снижать степень догматизма и приближаться к жизни.

Волгоград-Астрахань-Элиста

 

Волгоград
 

Город плиток и плит. Плитками отделаны дома, которые в стиле державной сталинской архитектуры строились после войны (можно кликнуть для увеличения).



Плитами, гранитными, отделаны ступени и многочисленные памятники. Встал с поезда и прямиком на Мамаев Курган. Ветрюган страшный, мороз градусов десять. Хорошо хоть я двое трусов одел. Увидел знаменитую Родину-мать. Некрасивое у Родины лицо.



Память героев почтил в местной церкви.

Спустился, накатил на вокзале литрик пива и бегом смотреть на Волгу. Ощущение сказочное: снег летит в глаза, я веселый и пьяный, на деревьях синие гирлянды как звезды, кругом студенты смеются. А вот она, великая русская река.



Астрахань

Город до ужаса бедный, какой-то скрюченный, и весь по уши в грязном снегу. Вот типичная улица в в центре. И этому городу 450 лет!



Зато через Астрахань текут притоки Волги, и оттого тебя не покидает ощущение, что ты в Питере, только в карликовом.



А еще в Астрахани очень дешевые кафешки. Уху, жаркое и кофе, за которые в Сочи сдерут рублей 350, в Астрахани получаешь за 120. Почувствуйте разницу.

В Астрахани очень много узкоглазых граждан, которые, как мне объяснили, называются киргиз-айсаки. Перешли сюда по льду Волги еще при Екатерине. Местные русские называют их корсАками. Девушки у них есть очень красивые.

Элиста


Калмыки — народ гостеприимный. Только познакомился с местными и через пару часов стол в моем гостиничном номере был уже таким.



Кроме калмыков в Элисте живут буддийские божества. Например, этого симпатягу  зовут Лу.

На площади перед республиканском правительством — павильон под названием пАгода.   

В пагоде есть молитвенный барабан кюрде, в котором находятся мантры. Вообще, буддизм - религия ненапряжная: крутишь барабан по часовой стрелке и молитва совершается как бы сама собой.



А если к дереву привязять тряпочку с молитвой, то ветер будет ее развивать и молитва, опять же, произойдет сама.




Центральная улица Ленина весьма экзотична. Думаешь, тут какой-то храм, а на самом деле — обычная аптека.




Проблема в том, что через квартал от центральной улицы тебя ожидает вот такое зрелище.


 

 

Зато в Элисте есть буддийский храм под названием Центральный хурул. Он самый высокий в Европе.




Словом, куда-куда, а в Элисту я по-любому приеду снова.


P.S. Завтра скину сюда свою новую песню. Про войну, блин.

Я его видел в гробу: отечественное ТВ и похороны патриарха

«Забудь о кризисе, думай о патриархе» – слоган российского телевидения последних дней. Включаю первый канал – в прямом эфире хоронят Алексия Второго, РТР – тоже самое. В надежде уйти от заупокойного настроения включаю НТВ – опять хоронят, но уже Сталина. За прошлый и нынешний века в сфере отечественного ТВ возник целый жанр, «телевизионные похороны». Его традиции берут начало еще со смерти Ленина, снятого в гробу на допотопную кинокамеру. Растет мастерство, оттачиваются детали, совершенствуется аппаратура. Но суть не меняется.

Смерть светского или церковного начальника каждый раз возводится до уровня вселенской трагедии, мировой катастрофы. Еще недавно выразительные ракурсы скорбящих россиян плыли по экранам на массовом перфомансе под названием «похороны Ельцина». На похоронах Алексия Второго телевизионщикам можно было не мучатся и использовать прежние кадры: издалека гробы сильных мира сего одинаковые.

Если что-то и можно увидеть, то в исторической перспективе. Российское население постоянно бросается в крайности. В 1917 году рушили храмы, плевали в иконы и убивали священников. Теперь с тем же неистовством лобызают умершего патриарха. Так же, например, с казачеством. Сначала его истребляли и затаптывали. Теперь возрождают до посинения, словно в казачьих регионах других этносов нет.

Золотая середина хронически отсутствует. А значит, отсутствует истина. По-настоящему верующие люди встречались только в советское время. Веровать запрещалось, а они молились. За веру преследовали в парткоме, а они крестили детей. Истинная вера рождается в гонениях: начиная с раннехристианских времен, она всегда оппозиционна. А прийти и поцеловать мертвое тело вместе с Медведевым и Путиным – это не вера, это мода. В советское время истинно верующих были единицы. Сегодня при набитых храмах их количество все равно осталось прежним.

Сам собой рождается вопрос: почему я, отнюдь не самый верующий, должен несколько дней наблюдать церковного покойника на государственном ТВ? Умер Алексей Ридигер, 79 лет. Земля ему пухом. Не будем вдаваться в странные подробности его биографии – об Алексие как агенте КГБ и так написано немало (достаточно забить имя и фамилию в интернет-поисковик). Понятно, что по церковным канонам хоронить высшего начальника положено чуть ли не всю рабочую неделю. Но ведь я живу в светском государстве по светским законам. Вернее, должен жить.

Между тем, с каждым годом это становится все труднее. Культура телевизионных мертвецов стала прочной чертой российского общественного сознания. Что ждет граждан страны, работающей в стиле массовых похоронных шоу, даже страшно подумать.